SEARCH MENU
Caspian Energy Journal Caspian European Club
Среда, 14 Май 2014 12:02

КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН МОЖЕТ ВНЕСТИ СВОЙ ВКЛАД В МИРОВУЮ ЭНЕРГЕТИЧЕСКУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ, ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР МЭА МАРИЯ ВАН ДЕР ХОВЕН

Caspian Energy (CE): Г-жа ван дер Ховен, поздравляем Вас с назначением на должность исполнительного директора Международного энергетического агентства. Сложно ли управлять главным энергетичес­ким ведомством в такой тяжелый период нестабильности в Северной Африке и на Ближнем Востоке?
Исполнительный директор Международного энергетического агентства (МЭА) Мария ван дер Ховен: Благодарю вас. Это большая ответственность возглавлять организацию на подобие МЕА. Важный этап политических изменений наблюдается в североафриканском и ближневосточном регионе. На долю региона приходится 35% мировой добычи нефти и возникновение краткосрочных нарушений в этих регионах вызывает особое беспокойство.
Простой добычи в Ливии, что совпало с ростом сезонного спроса, способствовал тому, что в июне МЭА пришлось в третий раз за всю историю нашей организации задействовать вспомогательные резервы нефти. Я считаю это радикальной мерой, которую следует принимать в случае резкого нарушения поставок. И как показала чрезвычайная ситуация 2011 года, МЭА готова действовать в экстренных случаях.

CE: Какова Ваша позиция относительно использования ядерной энергии на фоне событий произошедших на атомных электростанциях Японии?
Мария ван дер Ховен: Каждая страна вольна сама принимать решения относительно использования ядерной энергии в своей энергетической структуре. Тем не менее, ядерная энергия является самым крупным мировым источником содержащим малое количество углерода и должна продолжать вносить важный вклад в энергетичес­кую безопасность и устойчивость.
Прогноз мировой энергетики на 2011 год тщательно исследует эффект малых инвестиций в ядерную энергетику. Это могло бы предоставить новые возможности для возобновляемых источников в рамках осуществления плана по постепенной и широкой замене ядерного потенциала возобновляемыми источниками энергии. Однако велика также вероятность того что это приведет к росту спроса на газ и уголь, высоким ценам на электричество, а также усложнению процесса декарбонизации (обезуглероживание).
Такой ход событий может создать трудности для достижения целей стабилизации климата, а также негативно сказаться на энергетической безопасности.

CE: Сохранила ли Япония позицию ключевого донора МЭА в свете мартовского землетрясения и катастрофы на Фукушиме?
Мария ван дер Ховен: Япония является учредителем МЭА, а также важным партнером в нашей работе. Среди 28 членов МЭА, Япония занимает второе место после США по уровню спроса на энергию. Это отражается в обязательствах Японии перед МЭА и существенном финансировании наших мероприятий. Конечно же, это обязательство носит взаимный характер, поскольку свой первый официальный визит в качестве исполнительного директора я совершила именно в Японию. Там я провела продуктивные встречи с вице-министром экономики, торговли и промышленности, а также вице-министром иностранных дел, что способствовало дальнейшему укреплению нашего тесного сотрудничества.
МЭА, а также все страны члены были глубоко шокированы и опечалены известием о разрушениях и жертвах в результате мартовского землетрясения и цунами. МЭА продолжает следить за энергетическим положением в Японии и поддерживает постоянную связь с коллегами из японского правительства и других стран членов МЭА. Последствия землетрясения и цунами на энергетических поставках все еще наблюдаются. В связи, с чем Япония все еще пересматривает свою энергетичес­кую политику после событий произошедших на Фукушиме. Страны-члены МЭА могут многое извлечь из событий в Японии, поскольку стремятся обезопасить свою энергическую систему и сделать ее более устойчивой.

CE: Какой источник энергии, по Вашему мнению, будет преобладать в будущем?
Мария ван дер Ховен: Принимая во внимание существующие прогнозы, нам понадобятся все источники энергии. В то время мы ожидаем, что источники с низким содержанием углеродов сыграют важную и необходимую роль. Во всех трех сценариях представленных в прогнозе мировой энергетики за 2010 год, ископаемые виды топлива остаются доминирующими источниками энергии в 2035 году, хотя их доля в основной энергетической структуре варьирует довольно заметно. В так называемом New Policies Scenario (главный сценарий развития событий прогноза мировой энергетики), выработка электроэнергии из возобновляемых источников возрастет в три раза с 2008 года по 2035 год, что также означает рост их доли в структуре генерирующей мощности с 19% 2008 года до 32% в 2035 году. Но это не означает создание универсальной структуры энергетики. Разные страны и регионы будут оправдано менять свои энергетические балансы в связи с разным материальным и географическим положением, наличием экономических партнеров, а также политических и социальных ценностей.

CE: Как Вы оцениваете потенциал сланцевого газа?
Мария ван дер Ховен: Нет сомнений в том, что нетрадиционный газ способствовал существенной смене наших взглядов о наличии природного газа. В США сланцевый газ снизил зависимость от импорта и привел к снижению выбросов углерода. Оценка извлекаемых ресурсов сланцевого газа указывает на то, что природный газ обладает потенциалом сыграть более важную роль в будущей мировой структуре энергетики. Это возможность была исследована в специальном отчете (под названием «Вступаем ли мы в золотой век газа?») МЭА за июнь этого года. Согласно данным отчета, начиная с 2010 года вплоть до 2035 года, мировое потребление газа возрастет на более чем 50%. На ее долю будет приходить более четверти мирового спроса на энергию. Согласно отчету «золотого века газа», сохраняется большая зависимость от импорта из Ближнего Востока и России. Помимо этого, выбросы углеродов куда выше устойчивого уровня (и лишь незначительно ниже прогнозов, которые даны в New Policies Scenario). Таким образом, в то время как природный газ в общем, а сланцевый газ в особенности играют положительную роль, волшебной палочки для решения всех проблем энергетической политики пока нет.
CE: Насколько активна вовлечена Европейская комиссия в работу МЭА?
Мария ван дер Ховен: 19 стран Европейского союза входят в МЭА. Таким образом, между Европейской комиссией и секретариатом МЭА установлено тесное сотрудничество для обслуживания этих членов в должной мере. Комиссия принимает участие во многих мероприятиях МЭА в качестве наблюдателя. Персонал же МЭА в свою очередь посещает встречи комитетов ЕС для обеспечения согласованности нашей политики и снижения совпадений до минимума. У нас сложились очень тесные отношения в еврокомиссаром по энергетике Гюнтером Эттингером, я уже провела с ним несколько встреч в ранге исполнительного директора МЭА.
Конечно же, обе организации отличаются друг от друга. МЭА концентрируется на обеспечении высококачественной информации и исследованиях, в то время как ЕС занимается координацией политики. Таким образом, на основе исследований и данных, МЭА может рекомендовать способы улучшения энергетической политики (будь это связано с работой энергетических рынков или политикой эффективности), в то время как Европейский союз может обеспечить правовую базу для реализации данной политики или стратегий. Относительно вопроса нефтяной безопасности (вопрос который способствовал созданию МЭА в 1974 году), МЭА располагает полномочиями задействовать аварийные запасы нефти. ЕС же в свою очередь согласовал свою политику чрезвычайных ситуаций с политикой МЭА.

CE: Каждый год МЭА публикует ежегодный отчет, концентрируя внимание на определенном регионе или стране. Кто будет в центре внимания на этот раз и почему?
Мария ван дер Ховен: В этом году прогноз мировой энергетики будет представлен в Лондоне и посвящен России. Причина ясна: Россия является одним из важных игроков на мировой энергетической сцене, поскольку является крупнейшим мировым производителем нефти и экспортером природного газа. Но мы не концентрируем наше внимание на России только как поставщике энергоресурсов. Россия также является крупным потребителем, который обладает широким потенциалом для эффективного использования энергии. Таким образом, рассматривая решения, которые предстоит сделать российским чиновникам, курирующим энергетический сектор, мы видим последствия не только мировой энергетической безопасности и экологичес­кой устойчивости, но также и нити ведущие к развитию национальной экономики России.

CE: Какие регионы сегодня играют важную роль в обеспечении мировой энергетической безопасности?
Мария ван дер Ховен: Каждая страна и регион должны играть определенную роль в обеспечении большей безопасности и устойчивости энергетичес­кой системы. Например, в последние годы каспийский регион был объектом тщательного исследования в прогнозе мировой энергетики и обладает потенциалом внести свой вклад в мировую энергетическую безопасность диверсифицируя нефтяные и газовые поставки. Мы ясно видим значимость поставок нефти из Казахстана и природного газа из Туркменистана и Азербайджана. Но рассматривая более широкие перспективы, я считаю, что каждый, кто заинтересован в мировой энергетичес­кой безопасности не может игнорировать разработки на Ближнем Востоке и Северной Африке, в России, а также в индустриализованных странах ОЭСР. И, конечно же, следует отметить страны с переходной экономикой, в основном Китай и Индию, которые широко формируют наше энергетическое будущее.

CE: Какие основные тенденции Вы можете отметить на нефтегазовом рынке?
Мария ван дер Ховен: В среднесрочном отчете МЭА о нефтегазовых рынках, изданном в июне 2011 года, в предстоящие 5 лет прогнозируется широкий рост спроса на газ в странах, не являющихся членами ОЭСР. Отчет также исключает вероятность повторения второй волны рецессии. Реальный спрос на газ может составить 500 млрд. кубометров, что в два с половиной раза больше нынешнего объема экспорта России. В прогнозе также отмечается быстрый рост мировой торговли природным газом, поскольку все больше стран становятся импортерами этого вида топлива, за исключением Северной Америки, которая останется изолированной от мировых газовых рынков в результате наращивания добычи сланцевого газа в США. Наблюдается соответствующее широкое расхождение в ценах между США с одной стороны и с Европой и Тихоокеанским регионом с другой стороны.
Цены на сырую нефть традиционно остаются высокими, несмотря на признаки экономического спада. Мы считаем, что основной тому причиной является высокий спрос в сравнении с предложением, наблюдающимся начиная с середины 2010 года. Подрыв поставок из Ливии с последующим долгим простоем отразился на мировых поставках легкой нефти и способствовал сужению рынка. Крупные поставки из Саудовской Аравии и коллективные действия МЭА по отношению к Ливии позволили предоставить требуемый объем ликвидности, но сужение рынка все равно наблюдалось в третьем квартале. Думаю, некоторое облегчение на рынке может наблюдаться в течение 2012 года, если рост экономики и спроса на нефть продолжит снижаться.

CE: Как Вы оцениваете энергетический потенциал стран БРИКС?
Мария ван дер Ховен: Трудно не указывать важность Бразилии, России, Индии, Китая и Южной Африки в энергетическом мире. Сегодня это очевидно, поскольку на их долю приходится примерно треть мирового спроса на энергию. Но их роль будет расти в связи с последующим ростом численности населения и доходов в предстоящие десятилетия. Только на долю Китая и Индии будет приходить 40% мирового спроса на энергию к 2035 году. Но не следует также забывать, что это довольно разное группирование в плане энергетики, поскольку каждая страна сталкивается с определенными проблемами и по-разному влияет на мировой баланс.

Благодарим Вас за интервью

Read 385 times
POWERED BY ZEYNURBABAYEV